Александр Ивашкевич: Степ из Эстонии – другой и по-другому!

Александр Ивашкевич: Степ из Эстонии – другой и по-другому!

«Не стоим, пользуемся полом!» И группа из 20 девочек, девушек и даже дам плюс несколько представителей сильного пола нежного возраста начинают небольшую разминку. Но вот все собрались, и танцпол уже живет своей жизнью. Все идет от простого: сначала дробь выдает только носок, потом только пятка, затем переход с пятки на носок, в движение включаются руки, корпус, и вот глаз перестает замечать, как именно группа воспроизводит за Александром Ивашкевичем сложные музыкально-танцевальные «фразы». «Девочки, кто хочет попасть на мастер-класс Барбары Даффи, не забудьте в конце занятия записаться!» Обычно по случаю юбилея актера устраивают бенефис. Актер Александр Ивашкевич свое пятидесятилетие отмечает большим шоу, на которое приезжают лучшие танцоры разных стран мира – в этом году они пройдут 27 и 28 апреля в Русском театре. К слову, по уже сложившейся традиции. Кажется, сколько себя помню, знаю: Ивашкевич – не только актер, но и танцор. Но впервые зашла на его танц-класс.

«Активнее! ярче! должно быть ощущение полета!..» «Утро, кофе, мы медленно намазываем хлеб маслом, еще некуда спешить…» «Если нет удовольствия, мы должны сами вырабатывать его в себе – получаем удовольствие!» «Почувствуйте состояние расслабленности, вязкости, ноги сами «придут»…» Это Александр объясняет настроение каждого кусочка танца. Выходит очень доходчиво. Наверное, потому что этому танц-классу предшествовал весь опыт – и человеческий, и актерский. Актерский здорово помогает: объясняя, он показывает – включается и телом, и лицом, и интонацией. Неуловимо передает то самое, нужное настроение. И доходит лучше – в конце класса все танцуют, как один. А все потому, что «мы делаем природно-оправданные движения: если правильно включаем мышечную массу, к концу занятия многое получается».

При этом большинство в этой группе занимается просто «для себя». Ну, танцует же сегодня чуть ли не каждый сальсу – кому-то в кайф для себя танцевать степ.

Шуршать под гитару
- Милые женщины – выбрали для себя степ, не боятся сложностей, и все у них получается…

- Это важно – найти то, к чему у тебя лежит душа. А у меня как у педагога есть ответственность перед людьми, которые мне доверяют. Ведь я закладываю нечто, что в дальнейшем будет влиять на их формирование, рост, движение, понимание мира. Для того чтобы преподавать, педагог сам должен много заниматься у других мастеров, изучать музыку, философию танца.

- Какая философия у степа?

- В советский период этот танец был запрещен: «сегодня он играет джаз, а завтра родину продаст». В то время, чтобы официально заниматься степом, танцевать его на сцене, известные танцоры – братья Гусаковы, Зернов, прибегли к хитрости. Они назвали степ «ритмическим танцем».

Танец, действительно, дает ощущение свободы и легкости. Однажды ко мне после шоу пришла балерина с огромными глазами: «Как я вам завидую! Я всю жизнь танцевала, но у меня не было такого драйва, я все время думала о руках, о спине, о технике! А ваши танцоры, те, кого я видела сегодня на сцене, и владеют техникой, и рождают энергетику, которой сами питаются». Эта музыка создает позитив. Это свинг.

У меня на шоу будет много прекрасных танцоров. Один из них – лучший танцор Испании, который будет танцевать на песке. Без набоек – будет шуршать под живую гитару. Он шуршит так, что зал, затаив дыхание, замирает.

Хочу быть тем, кто дарит

- Нынешнее шоу, которое вы приурочили к юбилею, – какое по счету?

- Да за десяток перевалило. Сначала я устраивал День степа. Потом понял, что хочу сделать себе подарок. Всем известно, что человек, который дарит, испытывает больше удовольствия, чем тот, который получает. И я хочу быть тем, кто дарит. Я вижу, как люди выходят после шоу: с горящими глазами, с удовольствием обсуждают увиденное, пытаются простучать что-то по паркету своими ногами. И мне это нравится.

- И вы по традиции тоже танцуете в этом шоу?

- Танцую. И пою. И выступаю в роли ведущего. Люди не знают, что Эстонии есть что показать миру. Мы изначально не хотим в это верить: мы же маленькие – что у нас может быть? Это досадно. Потому что люди обрекают себя на уровень, который сами придумали. А для того, чтобы понимать, как все на самом деле, нужно много ездить, много видеть. Мне повезло, у меня получилось поездить.

Когда бродвейский зал стоял и аплодировал моим студентам, а они стояли на сцене и не понимали, в чем дело, я испытал огромное чувство радости за наших танцоров. У нас ведь как: «Ну, что там у них хорошего может быть? Опять какой-нибудь междусобойчик.» От этого надо уходить, потому что пока мы так думаем, мы и будем в этом находиться. Нельзя сидеть на кухне и говорить: «Да, нет у нас ничего хорошего…» Есть! Выйди на улицу – посмотри.

Новый стиль

- Своим ученикам вы ставите не только технику, но и хореографию?

- Да, и когда они ездят на чемпионаты, резко отличаются ото всех. Выходят на чемпионате мира, и все сразу видят, что они – из Эстонии. Они танцуют другое и по-другому. В той же Америке вокруг них был ажиотаж – когда мой ученик Антон Меркулов получил награду как лучший танцор New York City Tap Festival. Там были представители американских школ, японских, испанских – да со всего мира. И все говорят о том, что у нас новый стиль: сочетание драматургии, танцевальности, пластики, ритмики. И это приятно.

Когда смотрят американцы, они очень четко чувствуют танец, два-три момента обязательно вызывают аплодисменты. Они не снобят, как наши: «Да, знаем, покатались, видели лучше!» Всегда где-то есть лучше. Думающие люди смотрят конкретный танец и именно его принимают. Они видят уровень, и понимают, что есть что.

Актер – это лишь средство

- Во время шоу в фойе театра вы представите свои фотографии – о чем они?

- Познакомлю со своими фотографиями – фотографировал людей, которые, я считаю, двигают человеческий интерес к культуре. Там будет Эльмо Нюганен, Дэйв Бэнтон, русские и эстонские деятели культуры. И, например, Сандра Нурмсалу. Как только я появляюсь где-то в России, отовсюду слышу: ах, какая певица у вас на Евровидении была! Она, может быть, еще не так много сделала, и ее карьера впереди, но своим исполнением уже привлекла людей к Эстонии, показала уровень. И это хорошо.

- К юбилею приурочена и творческая встреча – творческий человек должен быть доступен?

-Да, в ресторане театра сейчас устраивают клуб театралов. Я думаю, это правильно. Чтобы люди могли что-то спросить, о чем-то узнать. Одно дело, когда обо мне пишут на страницах желтой прессы, а тут есть возможность придти и прямо в лоб спросить: скажите, это правда?

Я часто хожу по школам, общаюсь со школьниками. Спрашивают разное – про жизнь, про любовь, про секс. Мы говорим обо всем. Для них я – человек, занимающийся театром. Ведь актер – это только средство, которое я выбрал для того, чтобы реализовать себя. Сначала я артист, потом танцор. Чем больше ты умеешь, тем больше можешь дать – в том числе и в профессии артиста, танцора. Человек, читающий литературу лишь по своей специальности – плохой специалист, он узок.

Не сравнивайте несопоставимое!

- И как узость кругозора мешает в профессии?

- Занимаюсь я, например, только техникой Станиславского. А потом прочитал книгу об акцентуированной личности – о психических отклонениях. И возвращаясь к Станиславскому – работаю уже по-другому. Ну, а дальше я познакомился с книгами известного американского психолога, что помогло мне многое понять в профессии педагога.

До американского периода я танцевал и даже пытался преподавать, но потом понял, что это невозможно, потому что нельзя делать так, как поступают некоторые – просто делиться той хореографией, которую знаешь. Педагог – это гораздо серьезнее, он должен научить не просто движению. Должен научить человека чувствовать, распознавать движение, рождать это движение. И при этом надо помнить, что все ученики – люди со своим характером и к каждому нужен свой подход. И все это – уже очень большое, серьезное дело.

У меня есть свое видение и понимание каких-то вещей, знаю, что в мире огромное количество людей, танцующих лучше меня, и это нормально. С возрастом, конечно, техника уходит, но нарабатывается чувство музыки, которая выделяет твою хореографию среди других. Молодые могут делать быстрее, но, как ни крути, должно пройти какое-то время, чтобы они стали не просто быстрыми танцорами, но еще и интересными.

Мне повезло танцевать в Америке и почувствовать поддержку моих педагогов, живых классиков: «Александр, свет, костюм великолепны, ни одного лишнего звука!..» Моя педагог Барбара Даффи стояла рядом, от удивления потеряв дар речи: Брэнда Буффолино за всю свою жизнь никому ничего подобного не говорила. Это было приятно, потому что хвалили те, кто понимает.

Я тогда подумал: может, на этой высокой ноте и закончить, бросить все это, но ученики хотят и ждут занятий, и мы танцуем уже 17 лет.

18 классов в неделю

- Сколько времени нужно, чтобы танцевать степ?

- Часа два в день. Лет десять подряд у меня было так, что утром я танцевал, потом были репетиции в театре, днем классы, вечером спектакль, и в 12 – ночное шоу. У меня было 18 классов в неделю плюс я преподавал акробатику и фехтование.

- Оно того стоило?

- Трудно сказать… Но если я доволен тем, где сейчас нахожусь, значит то, что я делал для этого – того стоило.

- Вы часто путешествуете, не были ли у вас желания где-то остаться?

- Я пустил корни, мне здесь хорошо. Места для работы маловато, поэтому и езжу, но всегда с огромным удовольствием возвращаюсь к себе домой.

«Ярослав» и Первоуральск

- Вас можно поздравить с завершением большой киноработы в фильме «Ярослав»?

- Да, в июне в России пройдет премьера фильма «Ярослав». В Москве и в Ярославле – на день города под открытым небом поставят самый широкий в России экран, будет 30 тысяч зрителей. Это эпическое полотно, полный метр, у меня заглавная роль. Сыграть героя довольно сложно, особенно, если есть какие-то несовпадения. Мы же не знаем, кого мы играем. Знаем: о нем говорили, что он вот такой. Потом, сам фильм – версия о том, как был заложен город Ярославль. О том, что Русь раньше была одной из самых «передовых» стран по работорговле. В прибрежные зоны реки Которосль, на которой стоит Ярославль, делали набеги, и отвозили своих же русских на невольничий рынок Византии. Как только поставили город Ярославль, это прекратились.

- Что собираетесь успеть в ближайшие 10 лет – до следующего юбилея?

- Мне есть про что просыпаться утром. Сейчас поеду преподавать танец – в город Первоуральск, что под Екатеринбургом. Мне нравится преподавать, нравится ставить. У меня достаточный багаж хореографа и постановщика и я хочу этим заниматься. И плюс кино. И фотография.

И есть еще одна вещь – я ее не назову, но она у меня есть, хочу попробовать. Она тоже относится к творчеству. Я больше скажу. Есть определенная логистика: суметь найти в себе силы все разрулить, скоординировать, довести до конца. И победить: обстоятельства, ситуацию, лень, себя. Все это тоже творчество!

Comments are closed.